Аудио на испанском языке - Глава 32 "Вокруг света за восемьдесят дней"

Capítulo XXXII (La vuelta al mundo en 80 días).


Глава 32, в которой Филеас Фогг вступает в непосредственную борьбу с неудачей.
Аудио c текстом на испанском языке и переводом на русский язык.

Перейти к содержанию аудиокниги "Вокруг света за восемьдесят дней" на испанском языке.
Перейти к списку онлайн аудиокниг на испанском языке.
Capítulo XXXII

Глава 32

Al partir el "China" se llevaba, al parecer, la última esperanza de Phileas Fogg. En efecto, ninguno de los otros vapores que hacen el servicio directo entre América y Europa, ni los transatlánticos franceses, ni los buques de la "White Starline", ni los de la Compañía Imman, ni los de la Línea "Hamburguesa", ni otros podían responder a los proyectos del gentleman. El "Pereire", de la Compañía Transatlántica Francesa, cuyos admirables buques igualan en velocidad y sobrepujan en comodidades a los de las demás líneas sin excepción, no partía hasta tres días después, el 14 de diciembre, y además, no iba directamente a Liverpool o Londres, sino al Havre, y lo mismo sucedía con los de la Compañía "Hamburguesa~'; así es que la travesía suplementaria del Havre a Southampton hubiera anulado los últimos esfuerzos de Phileas Fogg. En cuanto a los vapores Imman, uno de los cuales, el "City of Paris", se daba a la mar al día siguiente, no debía pensarse en ellos, porque, estando dedicados al transporte de emigrantes, son de máquinas débiles, navegan lo mismo a vela que a vapor, y su velocidad es mediana. Empleaban en la travesía de Nueva York a Inglaterra más tiempo del que necesitaba mister Fogg para ganar su apuesta. De todo esto se informó el gentleman consultando su "Bradshaw", que le reseñaba, día por día, los movimientos de la navegación transoceánica. Picaporte estaba anonadado. Después de haber perdido la salida por cuarenta y cinco minutos, esto lo mataba, porque tenía la culpa él; pues, en vez de ayudar a su amo, no había cesado de crearle obstáculos por el camino. Y cuando repasaba en su mente todos los incidentes del viaje; cuando calculaba las sumas gastadas en pura pérdida y sólo en interés suyo; cuando pensaba que esa enorme apuesta, con los gastos considerables de tan inútil viaje, arruinaba a mister Fogg, se llenaba a sí mismo de injurias. Sin embargo, mister Fogg no le dirigió reconvención alguna, y al abandonar el muelle de los vapores transatlánticos, no dijo más que estas palabras: -Mañana veremos lo que se hace, venid. Mister Fogg, mistress Aouida, Fix y Picaporte, atravesaron el Hudson en el "Jersey City Ferry Boat" y subieron a un coche, que los condujo al hotel San Nicolás, en Broadway. Tomaron unas habitaciuones, y la noche transcurrió corta para Phileas Fogg, que durmió con profundo sueño, pero muy larga para mistress Aouida y sus compañeros, a quienes la agitación no permitió descansar. La fecha del día siguiente era el 12 de diciembre. Desde el 12, a las siete de la mañana, hasta el 21, a las ocho y cuarenta y cinco minutos de la noche, queda ban nueve días, trece horas y cuarenta y cinco minu tos. Si Phileas Fogg hubiera salido la víspera con e "China~' uno de los mejores andadores de la Line Cunard, habría llegado a Liverpool, y luego a Londres en el tiempo estipulado. Mister Fogg abandonó el hotel solo, después de haber recomendado a su criado que lo aguardase y de haber prevenido a mistress Aouida que estuviese dispuesta. Después se dirigió al Hudson, y entre los buques amarrados al muelle o anclados en el río, buscó cuidadosamente los que estaban listos para salir. Muchos tenían la señal de partida y se disponían a tomar la mar, aprovechando la marea de la mañana, porque en ese inmenso y admirable puerto de Nueva York no hay dia en que cien embarcaciones no salgan con rumbo a todos los puntos del orbe; pero casi todas eran de vela, y no podían convenir a Phileas Fogg. Este gentleman se estrellaba, al parecer, en su último tentativa, cuando vio a la distancia de un cable, lo más, un buque mercante de hélice, de formas delgadas, cuya chimenea, dejando escapar grandes bocanadas de humo, indicaba que se preparaba para aparejar. Phileas Fogg tomó un bote, se embarcó, y a poco se encontraba en la escala de la "Enriqueta~', vapor de casco de hierro con los altos de madera. El capitán de la "Enriqueta" estaba a bordo. Phileas Fogg subió a cubierta y preguntó por él. El capitán se presentó en seguida. Era hombre de cuarenta años, especie de lobo de mar, con trazas de regañón y poco tratable. Tenía ojos grandes, tez de cobre oxidado, pelo rojo, ancho cuerpo y nada del aspecto de hombre de mundo. -¿El capitán? -preguntó mister Fogg. -Soy yo. -Soy Phileas Fogg, de Londres. -Y yo, Andrés Speedy, de Cardiff. -¿Vais a salir? -Dentro de una hora. -¿Y para dónde? -Para Burdeos. -¿Y vuestro cargamento? -Piedras en la cala. No hay flete, y me voy en lastre. -¿Tenéis pasajeros? -No hay pasajeros. Nunca pasajeros. Es una mercancía voluminosa y razonadora. -¿Vuestro buque marcha bien? -Entre once y doce nudos. La "Enriqueta" es muy conocida. -¿Queréis llevarme a Liverpool, a mi y a tres personas más? -¡A Liverpool! ¿Por qué no a China? -Digo Liverpool. -No. -¿No? -No. Estoy en marcha para Burdeos. -¿No importa a qué precio? -No importa el precio. El capitán había hablado en un tono que no admitía réplica. -Pero los armadores de la "Enriqueta"...- repuso Phileas Fogg. -No hay más armadores que yo- respondió el capitán-. El buque me pertenece. -Lo fleto. -No. -Lo compro. -No. Phileas Fogg no pestañeó. Sin embargo, la situación era grave. No sucedía en Nueva York lo que en Hong Kong, ni con el capitán de la "Enriqueta' lo que con el patrón de la "Tankadera". Hasta entonces, el dinero del gentleman había vencido todos los, obstáculos. Esta vez el dinero no daba resultado. Era necesario, sin embargo, hallar el medio de atravesar el Atlántico en barco, a no cruzarlo en globo, lo cual hubiera sido muy aventurado y nada realizable. A pesar de todo, parece que a Phileas Fogg se le ocurrió una idea, puesto que dijo al capitán: -Pues bien; ¿queréis llevarme a Burdeos? -No, aun cuando me dierais doscientos dólaes. - Os ofrezco dos mil. -¿Por persona? -Por persona. -¿Y sois cuatro? -Cuatro. El capitán Speedy comenzó a rascase la frente, como si hubiese querido arrancarse la epidermis. Ocho mil dólares que ganar, sin modificar el vitje, valían bien la pena de dejar a un lado sus antipatías hacia todo pasajero, pasajeros a dos mil dólares, por otra parte, no son ya pasajeros, sino mercancía preciosa. -Parto a las nueve- dijo nada más el capitán Speedy-, ¿y si vos y los vuestros no estáis aquí? -¡A las nueve estaremos a bordo!- respondió con no menos laconismo Phileas Fogg. Eran las ocho y media. Desembarcar de la "Enriqueta", subir a un coche, dirigirse al hotel de San Nicolás, traer a Aouida, Picaporte y el inseparable Fix, a quien ofreció pasaje "gratis" todo lo hizo el gentieinan con la calma que no le abandonaba nunca. En el momento en que la "Enriqueta" aparejaba, los cuatro estaban a bordo. Cuatido supo Picaporte lo que costaría esta última travesía, prorrumpió en un prolongado ¡oh! de esos que recorren todas las notas de la escala cromática descendente. En cuanto al inspector Fix, pensó que el Banco de Inglaterra no saldría indemnizado de este negocio. En efecto, al llegar, y admitiendo que mister Fogg echase todavía algunos puñados de billetes al mar, faltarían más de siete mil libras en el saco.

Вместе с «Китаем», казалось, исчезли и все надежды Филеаса Фогга. Действительно, ни один из пакетботов, курсирующих между Европой и Америкой, ни суда французской Трансатлантической компании, ни корабли компании «Уайт-стар-лайн», ни пароходы компании «Иммэн» или Гамбургской линии, ни другие не подходили для Филеаса Фогга. В самом деле, пароход «Перейр» французской Трансатлантической компании, великолепные суда которой не уступают по быстроходности судам всех других линий, а по удобствам даже превосходят их, отходил лишь через два дня – 14 декабря. При этом, как и корабли Гамбургской компании, он следовал не прямо в Ливерпуль или Лондон, а заходил в Гавр, и этот добавочный переезд от Гавра до Саутгемптона задержал бы Филеаса Фогга и окончательно свёл бы на нет все его последние усилия. Что касается пакетботов Иммэн, один из которых – «Город Париж» – отходил на другой день, то о них нечего было и думать. Эти суда предназначены главным образом для перевозки эмигрантов. Их машины слабы, и большею частью они идут под парусами, так что скорость их незначительна. На переход из Нью-Йорка в Англию они затрачивают больше времени, чем оставалось в распоряжении мистера Фогга, чтобы выиграть пари. Всё это наш джентльмен узнал вполне точно из своего путеводителя Бредшоу, в котором были подробно указаны все океанские пароходные линии. Паспарту был совершенно уничтожен. Мысль, что они опоздали на пакетбот всего лишь на сорок пять минут, убивала его. Во всём виноват он один: вместо того чтобы помогать своему господину, он только сеял препятствия на его пути! Вспоминая все злоключения этого путешествия, подводя итог истраченным лишь по его вине суммам, думая об огромном пари, о значительных издержках на путешествие, потерявшее теперь всякий смысл и разорившее мистера Фогга, бедный малый осыпал себя бранью. Однако Филеас Фогг ни единым словом не упрекнул его. Покидая пристань, откуда отходили пакетботы трансатлантических линий, он только сказал своим спутникам: – Пойдёмте. Завтра мы что-нибудь решим. Мистер Фогг, миссис Ауда, Фикс и Паспарту переправились через Гудзон на небольшом пароходике и сели в фиакр, который доставил их в гостиницу «Сент-Николас» на Бродвее. Там они сняли несколько номеров и провели ночь, которая пролетела очень быстро для Филеаса Фогга, спавшего, как всегда, превосходно, но показалась очень длинной миссис Ауде и другим его спутникам, которым волнение не давало заснуть. Наступил следующий день – 12 декабря. От семи часов утра 12 декабря до восьми часов сорока пяти минут вечера 21 декабря оставалось девять суток тринадцать часов сорок пять минут. Если бы Филеас Фогг отправился накануне на «Китае» – одном из самых быстроходных трансатлантических пароходов компании Кунард-лайн, – он прибыл бы в Ливерпуль, а затем в Лондон в назначенный срок! Мистер Фогг вышел из гостиницы, приказав своему слуге дожидаться его и предупредить миссис Ауду, чтобы она в любую минуту была готова к отъезду. Он отправился на берег Гудзона и стал старательно искать среди стоявших у пристани и на якоре посреди реки кораблей какой-нибудь пароход, готовый к отплытию. На многих судах был уже поднят флаг, и они собирались выйти в море с утренним приливом: из огромного великолепного Нью-йоркского порта ежедневно отправляются во все концы света многие десятки кораблей; но в большинстве своём это были парусные суда, и они не годились для мистера Фогга. Последняя попытка нашего джентльмена грозила окончиться неудачей, как вдруг он заметил судно, стоявшее на якоре перед Бэтери, в одном кабельтове от берега. Это был торговый винтовой пароход изящной формы, из его трубы валили густые клубы дыма, что указывало на скорое отплытие судна. Филеас Фогг нанял лодку, сел в неё и в несколько взмахов вёсел очутился у трапа «Генриетты», парохода с железным корпусом, но деревянными надстройками. Капитан «Генриетты» был на борту. Филеас Фогг поднялся на палубу и попросил вызвать его. Тот не заставил себя ждать. Это был человек лет пятидесяти, настоящий морской волк, как видно, человек сварливый и малоприятный в обращении. Выпученные глаза зеленоватого цвета, рыжие волосы, крепко сколоченная фигура – ничто не напоминало в нём человека из общества. – Вы капитан? – спросил мистер Фогг. – Да, я. – Я – Филеас Фогг из Лондона. – А я – Эндрю Спиди из Кардифа. – Вы скоро отплываете?… – Через час. – И направляетесь?… – В Бордо. – Какой у вас груз? – Одни камни в трюме. Никакого груза. Иду с балластом. – У вас есть пассажиры? – Нет пассажиров. Никогда не будет пассажиров. Громоздкий шумный товар. – Хорошо ли идёт ваше судно? – Одиннадцать – двенадцать узлов. «Генриетта» – корабль известный. – Согласны вы перевезти меня в Ливерпуль? Меня и ещё троих людей. – В Ливерпуль? А почему не в Китай? – Я сказал: в Ливерпуль. – Нет! – Не хотите? – Нет. Я собираюсь в Бордо, и я пойду в Бордо. – Ни за какие деньги? – Ни за какие деньги. Капитан произнёс это тоном, не терпящим возражений. – Но владельцы «Генриетты»… – возразил Филеас Фогг. – Владельцы – это я, – ответил капитан. – Судно принадлежит мне. – Тогда я его зафрахтую. – Нет! – Я покупаю его. – Нет! Филеас Фогг и бровью не повёл. Однако положение было серьёзное. Нью-Йорк не походил на Гонконг, а капитан «Генриетты» – на владельца «Танкадеры». До сих пор деньги нашего джентльмена побеждали все препятствия. На сей раз деньги оказались бессильны. Однако необходимо было найти средство переправиться через Атлантический океан на судне, иначе пришлось бы лететь на воздушном шаре, что было и опасно да и вообще невыполнимо. Но Филеасу Фоггу, видимо, пришла в голову какая-то мысль, ибо он сказал капитану: – Хорошо, согласны вы доставить меня в Бордо? – Нет, даже если вы заплатите двести долларов! – Я предлагаю вам две тысячи. – С каждого? – С каждого. – И вас четверо? – Четверо. Капитан Спиди принялся тереть себе лоб с такой силой, словно хотел содрать с него кожу. Получить восемь тысяч долларов, не уклоняясь от своего пути! Ради этого стоило отбросить в сторону своё отвращение к грузу, именуемому пассажирами. Впрочем, пассажиры по две тысячи долларов уже не пассажиры, а драгоценный товар. – Я отплываю в девять часов, – коротко сказал капитан Спиди, – и если вы и ваши спутники… – В девять часов мы будем на борту, – столь же лаконично ответил Филеас Фогг. Было восемь часов тридцать минут утра. Покинув «Генриетту», мистер Фогг вышел на берег, нанял карету и вернулся в гостиницу, чтобы захватить миссис Ауду, Паспарту и неразлучного Фикса, которому он любезно предложил поехать вместе с ними. Всё это было сделано с тем спокойствием, которое не покидало нашего джентльмена ни при каких обстоятельствах. К моменту отплытия «Генриетты» все четверо были на борту. Когда Паспарту узнал, во что обойдётся этот последний переезд, он испустил протяжное «о-о-о!», заключавшее все ступени нисходящей хроматической гаммы! Что касается сыщика Фикса, то он решил, что Английскому банку не выпутаться из этого дела без значительных убытков. Действительно, к концу путешествия, при условии если Филеас Фогг не выбросит ещё несколько пачек ассигнаций в море, мешок с банковыми билетами должен был облегчиться больше, чем на семь тысяч фунтов стерлингов.

Язык книги: 

Испанский

Автор: 

Жюль Верн

Название книги: 

Вокруг света за восемьдесят дней

Аудиокнига с текстом: 

Да

Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Allows breaking the content into pages by manually inserting <!--pagebreak--> placeholder or automatic page break by character or word limit, it depends on your settings below. Note: this will work only for CCK fields except for комментарий entity CCK fields.
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img> <center> <br> <p> <h1> <h2> <h3> <!-->
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
  • Вы можете цитировать другие сообщения, используя теги [quote].
  • Textual smiley will be replaced with graphical ones.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.